Оправдание верой устанавливает закон

«27 Где же то, чем бы хвалиться? уничтожено. Каким законом? [законом] дел? Нет, но законом веры. 28 Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона. 29 Неужели Бог [есть Бог] Иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников, 30 потому что один Бог, Который оправдает обрезанных по вере и необрезанных через веру. 31 Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем»

Уничтожение важной истины?

Сегодня мы сосредоточим внимание на 31-м стихе: «Итак, мы уничтожаем закон верою?» Почему Павел задает этот вопрос? Должно быть, кто-то считал, что апостол делал это – уничтожал закон.

О, как часто подобное происходит во время серьёзных богословских дискуссий! Вы утверждаете какую-то истину, когда кто-то говорит: «Если ты веришь в это, тогда ты не можешь верить в то. Ты отменяешь одну истину и утверждаешь другую». Кто-то, возможно, был научен тому, что если ты веришь в Божий суверенитет в процессе обращения, то в таком случае ты должен вообще свести на нет ответственность человека за свою веру. Итак, они говорят: «Ты отменяешь ответственность человека». Или, если ты говоришь, что веришь в провидение Божье относительно всего в мире, начиная с выбора человеком тёмного или светлого цвета волос и заканчивая падением малой птицы с неба, кто-то скажет: «Тогда ты отменяешь молитвы – зачем молиться, если Бог целиком и полностью всем управляет?»

Но только потому, что кто-то не может понять, как две истины могут быть совместимы, не значит, что этого не может быть. Также и в этом месте Писания. Кто-то говорит: «Павел, ты уничтожаешь закон. То, чему ты учишь, упраздняет Божий закон». Павел с этим не соглашается. Но прежде чем мы увидим, по какой причине, нам необходимо спросить себя: что вызывает подобный вопрос? Почему кто-то обвиняет Павла в упразднении закона?

Почему кажется, что Павел упраздняет закон Божий?

Это не так трудно понять. Давайте вернёмся, например, к отрывку из Послания к римлянам, 3:20, и соберём все утверждения, которые могли бы привести к подобному выводу. В 20-м стихе Павел говорит: «Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех». Итак, он говорит, что никто не оправдывается исполнением таких заповедей закона, как «обрезывайте крайнюю плоть», и «не делайте никакого дела в субботу», и «не укради», и «не убий и не прелюбодействуй». Ни один грешник не может быть в мире с Богом, исполняя лишь «дела закона».

Далее в 21-м стихе Павел говорит: «Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки». Божья праведность дана нам «даром по благодати» (стих 24) посредством Христа независимо от заповедей закона. Мы приобретаем право представать пред Богом не посредством исполнения заповедей.

Теперь посмотрите на 27 стих: «Где же то, чем бы хвалиться? уничтожено. Каким законом? [законом] дел? Нет, но законом веры». Итак, опять «закон дел» представлен Павлом в негативном свете. «Закон дел» не может избавить от хвастовства. Лишь «Закон веры» может избавить от хвальбы. Итак, какова же позитивная (положительная) роль, отведённая для закона?

Затем обратите внимание на 28-й стих: «Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона». И опять повторяется та же самая мысль. Павлу не достаточно просто сказать, что «человек оправдывается верой», он также настаивает на отрицании – «независимо от дел закона». Вот что вызывает критику. Он говорит, что закон не может примирить нас с Богом. Мы примиряемся с Богом через веру «независимо от дел закона».

Поэтому, видя, в каком контексте Павел ставит вопрос в 31-м стихе: «Итак, мы уничтожаем закон верою?», мы не удивляемся тому, что кто-то выдвигает Павлу подобное обвинение: «Павел, ты всё время утверждаешь, что человек примиряется с Богом – оправдывается – через веру, независимо от «дел закона», и что «дела закона» не могут преодолеть хвастовство. Поэтому нам кажется, что ты фактически упраздняешь закон. Ты говоришь, что все эти заповеди наряду с духовным законом Бога не имеют никакого значения и могут быть без каких-либо опасений пренебрегаемы Божьим народом. Ты, как нам кажется, обращаешься к беззаконным людям».

Никак!

Вот что ответил Павел на это. Правда ли это? Павел отвечает: «Никак!» Абсолютно нет. Это не то, что я делаю. Вам может так показаться, но подумайте ещё. Не делайте поспешных выводов. Следите за моей мыслью, пока я не окончу свои доводы. Не пытайтесь задавить своими предположениями мои аргументы, не дослушав меня до конца. Я не отменяю закон, когда проповедую об оправдании только верой, отдельно от дел закона».

В сущности, он продолжает: «Наоборот, мы устанавливаем закон». Это поразительно! Он оборачивает критику против её же авторов. Он говорит: «Мы не только не отменяем закон, когда учим оправданию по вере, независимо от дел закона, но мы устанавливаем закон, уча этому. Оправдание, которое возможно лишь по вере, независимо от дел закона, не упраздняет закон, но укрепляет его. Примирение с Богом происходит по вере, не по делам, установленным законом».

Итак, что же это значит? Я думаю, это значит, что то, чего требует от нас моральный закон Бога, мы будем исполнять, если будем идти путем веры, как те, кто уже оправдан, и не по делам, которыми они могли бы оправдаться. Если мы сначала примиримся с Богом одной лишь верой и затем будем жить в свободе любви, принятия и оправдания, то мы изменимся, начиная с внутренних и заканчивая внешними аспектами, и станем любить всё, что требует от нас моральный закон, так, что это упрочнится в наших жизнях – не как дела, совершенный по нашей добродетели, но как плод веры (1-е Послание к фессалоникийцам 1:3; 2-е Послание к фессалоникийцам 1:11) и плод Духа.

Поднимитесь на американские горки

Теперь, прежде чем я покажу, почему я так думаю, давайте представим себе следующую картину. Дети, слушайте внимательно, потому что вы знаете аттракцион «американские горки» лучше, чем я. Предположим, вы стоите на колее «американских горок» внизу перед самым глубоким, почти вертикальным скатом высотой 300 футов. На вершине противоположного подъёма вы видите готовую к спуску кабинку. И, допустим, кто-то, назовём его Моисеем, говорит: «Поднимитесь по этой дорожке. Взберитесь на самый верх «американских горок» по этому маршруту». И, предположим, он добавит: «Если вы взберётесь на вершину «американских горок», то будете ездить на них весь день со всей требуемой для их движения силой».

Итак, вы начинаете подниматься по этим путям, перекладина за перекладиной, между рельсами, как вдруг вы слышите другого человека, назовём его Павел, который говорит: «Постой, не делай этого. Эти перекладины и рельсы не предназначены для такого подъёма. Спускайся сюда на землю и послушай, что я тебе посоветую». На этом месте некий наблюдатель может вмешаться и сказать: «Эй, Моисей сказал, что они должны «подняться по маршруту «американских горок» – это его закон. Он сказал: «Взберитесь на самый верх «американских горок». Теперь ты говоришь, чтоб они сошли с путей и спустились к тебе на землю. Ты хочешь испортить им весь день. Ты отменяешь закон господина Моисея».

Позвольте поднять себя на вершину

Но Павел говорит: «Нет, нет. Это не то, что происходит. Идёмте, я покажу. Мы не отменяем закон господина Моисея, мы его выполняем – единственным возможным для этого способом». Затем он укажет на подъёмный кран с длинным тросом и ремнями на конце. И он укажет на человека, сидящего в кабине этого крана высотой около 400 футов. Тот помашет рукой и улыбнётся. А Павел скажет: «Позволь, я надену на тебя ремни. И если ты доверишься этому человеку в кабине и тросу и ремням, то он поднимет тебя на самый верх и усадит в одну из кабинок «американских горок». Я обещаю тебе, что так будет намного безопаснее».

Итак, вы подумаете и затем поверите ему, и он поднимет вас пристёгнутым этими ремнями на самый верх и усадит в кабинку «американских горок». Затем они начнут свое движение. И когда они будут набирать ход при спуске, вы почувствуете не только силу притяжения, но и мощный всплеск врывающейся силы при подъёме. Вы проедете весь круг «американских горок» и затем приблизитесь к тому углублению, на котором стояли и откуда должны были начать свой подъём. Вы достигнете самого глубокого места этого спуска со скоростью около 80 миль в час и подниметесь по тем самым рельсам, по которым, как вы думали, вам нужно было взбираться. И продолжите ехать дальше.

Вы посмотрите вниз и увидите Моисея и Павла, которые стоят, обнявшись за плечи, словно лучшие друзья, и улыбаются, будто никогда и не было никаких противоречий.

Закон – это путь, а не лестница

Итак, каков же смысл этой иллюстрации? Смысл заключается в том, что когда господин Моисей сказал: «Взберитесь на американские горки… Поднимитесь на вершину американских горок по этому пути», то он действительно имел в виду то, что сказал. Вот чего требует закон. Но у него не было ни малейшего намерения заставить вас пытаться вскарабкаться туда перекладина за перекладиной. Перекладины не для того придуманы. Это не лестница с перилами для восхождения. Это путь, предназначенный для езды. Точно так же и с духовным законом в Ветхом завете. Он не предназначен быть лестницей для подъёма, но это путь для движения в силе Святого Духа.

Итак, когда Павел подошёл и сказал: «Не взбирайся по этим путям на вершину. Спускайся сюда, к этому тросу с ремнями», некоторые могли подумать, что он говорил: «Оставь закон Моисея, отмени путь заповедей». Но он делал не это. Он не отменял заповеди, он их устанавливал. Заповедь была такова: «Поднимись по этим путям. Поднимись на вершину «американских горок» по этим путям». Именно это и произошло, когда вы доверились человеку, управлявшему краном, чтобы он поднял вас к кабинке и усадил в неё с помощью троса, но не вашей собственной силы. Вы согласились и «поднялись по этим путям». И вы «поднялись на вершину «американских горок». Послание Павла заключалось в том, что подъем на вершину посредством веры, без карабкания (независимо от дел закона), не отменяет заповедь Моисея. В сущности, это послание веры устанавливает заповедь.

Та же мысль в другом месте Послания к римлянам

Хорошо, вы скажете, красивая картинка. Но является ли это именно тем, о чём говорится в Послании к римлянам? Позвольте мне показать вам, почему я считаю, что это так. Помните, что это – единое целое – будь то доктрина оправдания одной лишь верой, независимо от дел закона, которая отменяет закон и приводит к непослушанию одних христиан, или способствование послушанию других – об этом подробно сказано в 6–8-й главах. Здесь Павел просто отклоняет критику для того, чтоб удержать внимание оппонента до тех пор, пока он не дойдёт до самой сути. Итак, у меня есть лишь время для того, чтоб указать место, где заключён ответ.

Во-первых, посмотрите на отрывок Послание к римлянам 6:1–2: «Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак». Вы видите, что основная мысль в этом месте точно такая же, как и в отрывке Послание к римлянам 3:31. Вы учите оправданию по благодати лишь только через веру, независимо от дел закона. То есть этим вы действительно говорите: «То, что вы грешите, не имеет значения, и чем больше мы грешим, тем больше проявится благодать, и Господь получит больше славы, прощая эти грехи». Но Павел решительно отрицает это.

Вы начинаете понимать его аргументы из отрывка Послание к римлянам 6:14–15: «Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью. Что же? станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатью? Никак». Он говорит: «Нет, евангелие оправдания благодатью только лишь через веру не способствует тому, чтобы грешить. Оно способствует любви». Когда вы доверяетесь человеку, управляющему краном, тросу и ремням безопасности, вы садитесь в кабинку «американских горок» с энергией благодати, управляющей всем сцеплением, вы подходите к 300-футовому подъёму, называемому законом, и останавливаетесь. Вы под влиянием силы и контроля благодати, и она не отменяет закон. Она его устанавливает.

Теперь посмотрите на самое важное параллельное место Писания, Послание к римлянам 8:2–4: «Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти. Как закон, ослабленный плотию, был бессилен…» Стоп. Закон о 300-футовом подъеме не был плохим. Он был совершенным. Две рельсы, прочные доски хорошо закреплены. Крепкие брусья. Тогда в чём была его слабость? Он был «ослабленным плотью». Изначально не было задумано взбираться самому, доска за доской. Как и не была ваша плоть (отделённая от от Святого Духа) создана Богом для того, чтобы совершать подобное. Эти рельсы были сделаны для того, чтобы управлять ходом машинок «американских горок», а не для того, чтобы ваша плоть карабкалась по ним. Теперь продолжаем дальше… «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной [в жертву] за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу».

Бог послал Христа, чтобы казнить грех и чтобы через это мы могли быть оправданы лишь верой, независимо от дел закона, чтобы «оправдание закона исполнилось в нас». В нас! Это настоящее преобразование жизни. Это подтверждается следующей фразой: «…живущих не по плоти, но по духу». Жить по духу – значит быть наделёнными не нашей собственной силой на «американских горках». Это то, как устанавливается духовный закон. Мы оправдываемся только верой, независимо от дел закона, и Дух Святой дан нам, и с помощью Его силы мы исполняем закон, то есть любим.

Чтобы сберечь время, я пропускаю отрывок Послание к римлянам 9:30–32, где говорится о том же. И, наконец, я подошёл к отрывку Римлянам 13:8–10: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай [чужого] и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак, любовь есть исполнение закона».

Любовь исполняет закон

Другими словами, любовь исполняет, или устанавливает, закон. А откуда происходит любовь? Это плод Духа в наших жизнях. А происходит ли этот плод Духа от наших дел закона или же от слушания с верой (Послание к галатам 3:5)? Пришёл ли Он с силой поднять нас на «американские горки» любви потому, что мы стараемся представить себя достойными, или потому, что мы оправдываемся лишь верой?

Я думаю, Павел отвечает на эти вопросы в отрывке Римлянам 7:6: «Но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него…» Вы отходите от того подъёма высотой в 300 футов. Вы умираете для него. Вы обретаете ремни благодати по вере. Вы поднимаетесь (через веру) к вершине оправдания и оказываетесь в кабинке посредством силы Духа. Теперь прочтите до конца Римлянам 7:8: «Но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве».

Мы служим. Мы любим. Но не по ветхому образцу. Не сами карабкаясь, поручень за поручнем, используя силу нашей плоти, которая настолько слаба. Но служим потому, что мы оправданы только верой, независимо от дел закона, мы служим по силе Духа, плод Которого есть любовь. А любовь исполняет закон. И поэтому Павел может сказать: «Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем».

Хотите ли вы примириться с Богом и жить для Его славы? Не карабкайтесь на «американские горки», называемые «дела закона». Доверьтесь тросу и ремням, называемым «оправдание только по вере».

©2014 Desiring God Foundation. Used by Permission.

Permissions: You are permitted and encouraged to reproduce and distribute this material in physical form, in its entirety or in unaltered excerpts, as long as you do not charge a fee. For posting online, please use only unaltered excerpts (not the content in its entirety) and provide a hyperlink to this page. For videos, please embed from the original source. Any exceptions to the above must be approved by Desiring God.

Please include the following statement on any distributed copy: By John Piper. ©2014 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org